Крымские каникулы Путина и Берлускони

В пятницу в Крым прилетели президент России Владимир Путин и бывший премьер Италии Сильвио Берлускони. Специальный корреспондент “Ъ” АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ — с подробностями о визите, который, по его мнению, может стать событием примерно такого же масштаба, как само присоединение Крыма к России.

 

Главным в визите Сильвио Берлускони в Крым является, безусловно, то, что он состоялся. Это тот случай, когда подробности не имеют решающего значения. Сильвио Берлускони, появившийся в Крыму… ну что еще можно к этому добавить?

Но все-таки можно (и нужно). Очевидно, что программа этой поездки формировалась крайне спешно (последние два дня господа Берлускони и Путин провели в Сочи, видимо, там и решили, по сведениям “Ъ”, предложение поехать поступило именно от господина Берлускони).

Если бы не спешили, не происходили бы постоянные перестановки мероприятий. Так, поездка под Севастополь, на гору Гасфорта, к стеле, где когда-то было военное кладбище итальянцев, воевавших здесь в Крымскую войну и погибших в 1855 году (см. справку), подразумевалась сначала на субботу. Там же Сильвио Берлускони должен был пообщаться с потомками этих военных, осевших здесь. Но приехать они не успели: Владимир Путин и Сильвио Берлускони оказались там раньше.

Итальянец был одет не по погоде, в костюм (в Севастополе была жара), но по цвету — во все черное. Он сосредоточенно слушал рассказ сотрудника Музея обороны Севастополя Павла Лящука о том, что здесь погибли два итальянских генерала и 30 солдат, а еще 2 тыс. умерли «от дизентерии и холеры».

Российский президент предложил создать здесь, в этом в целом заброшенном месте (кладбище было в свое время полностью разграблено), парк памяти и разбить аллею, а имена всех погибших и умерших увековечить.

После посещения будущего парка памяти друзья отправились в Массандру, на винзавод (его сейчас контролирует управление делами президента России). Генеральный директор «Массандры» Янина Павленко рассказала, что вина в Массандре стал делать в 1894 году князь Лев Голицын:

— Князь долго искал в России место, где были ли бы представлены все климатические зоны, и нашел его в Крыму,— кстати рассказала она.

Это получилось, конечно, лишний раз по-больному, по-украинскому (впрочем, вряд ли кто-то в этот день мог бы нанести больший удар украинскому самолюбию, чем господин Берлускони).

Они посмотрели тоннельное хозяйство, где было огромное количество бочек. По словам Янины Павленко, здесь одновременно может храниться 9 млн декалитров.

— Сегодня наши бочки полны на треть, но это только начало, начался сезон уборки винограда, мы планируем собрать 20 тыс. тонн, из которых получится 1 млн 800 тыс. декалитров,— продолжила гендиректор «Массандры».

Друзья прошли по главной галерее библиотеки вин (их тут 500 тыщ одних бутылок). Самые серьезные экспонаты — вина, которым уже почти два века.

— И это можно пить? — задал уже, видимо, неслучайный вопрос господин Берлускони, который, кажется, начал терять терпение: сколько можно было просто созерцать эту роскошь.

Но вместо предложения о дегустации он получил рассказ о том, как на Всемирной выставке в Париже в 1900 году одно из вин князя Голицына было признано победителем во время слепой дегустации.

— Я хочу выпить! — не выдержал уже господин Берлускони.

И только после этого их позвали наконец в дегустационный зал, где жажда была удовлетворена.

В это время на набережной Ялты шли последние приготовления к их приезду.

Набережная жила мирной жизнью. Впрочем, скопление черных «коробочек» Gelandewagen и другой автомобильной техники специального назначения рано или поздно должно же было насторожить отдыхающих.

Но люди у фонтана на набережной были, видимо, настолько расслаблены, что и за минуту до появления обоих здесь не подозревали, что их сейчас ждет.

Но вот они возникли тут. Сначала на набережной царило какое-то ошарашенное молчание.

Потом началось:

— Молодец, не побоялся! (Это, видимо, к Сильвио Берлускони.— А. К.).

— Вы самый красивый человек! (А это непонятно к кому.— А. К.).

— И холостой! — вскричала дама средних лет.

И это могло относиться к обоим.

Владимир Путин сажал девочку лет пяти себе на плечо и целовал ее. Сильвио Берлускони подходил к дядьке с внушительным пивным животом и укоризненно хлопал по нему.

— Я человек северный, а ты с югов! — отвечал ему не ожидавший такого напора дядька.

Тот кивал, предпочитая, видимо, понимать русский без переводчицы.

Еще через несколько минут они зашли в ресторан, на открытую веранду, где говорили все-таки с людьми из итальянской диаспоры в Крыму. Те не меньше получаса рассказывали им о своей трудной судьбе. Их родственников по нескольку раз депортировали, а они все равно возвращались в Крым.

— Ох, что-то я много говорю,— спохватывалась женщина в инвалидной коляске и продолжала говорить.

А с улицы неслись крики отдыхающих:

— Донбасс вас любит! Заберите нас к себе! Приезжайте к нам! Ждем вас в Донецке!

И теперь уж и правда неизвестно чего ждать.

И только два человека сидели на набережной и даже не поднимали голов, чтобы отвлечься на неслыханное происходящее.

Потому что в шахматы играли.

Источник: kommersant.ru